Мусульмане и мир

Террор в школе

В Еврабии

Проблема на Б.В.

"Границы 1967"

Мы - египтяне!

Психология

АРАБСКАЯ КУЛЬТУРА СМЕРТИ

Зеэв Галили
Характер народа выражается в его пословицах. Когда люди говорят о холоде, они говорят: "Так холодно, что не выгоню собаку наружу". Арабы выражают отношение к холоду по-другому: "Так холодно снаружи, что даже если убью отца и мать, то предпочту остаться с их холодными трупами дома". Я вспомнил эту пословицу, когда читал статью американской журналистки Нельсон, которая сделала блестящую карьеру, во время которой хорошо выучила арабский мир. Она была журналисткой "Лос-Анжелес Таймс" в Каире и Иерусалиме. В своей статье она описывает то, что она называет "арабской культурой смерти", которая нашла выражение в убийстве 10-летней арабской девочки, изнасилованной братом и убитой матерью для "спасения чести семьи". Эта девочка, Руфайда, жившая в окрестностях Рамаллы, забеременела после изнасилования и родила мальчика. Мать советовала ей покончить жизнь самоубийством и даже дала ей бритву, чтобы перерезать вены. Но девочка не захотела себя убивать, тогда это сделала мать. Мать взяла пластиковый мешок, бритву и дубинку. "Сегодня ты умрешь", - сказала она дочери и надела ей на голову пластиковый мешок, несмотря на крики дочери - "нет, мама, нет!", - мать перрезала ей вены, Когда мать почувствовала, что силы дочери угасают, она ударила её по голове дубинкой. Убийство дочери длилось двадцать минут. Когда всё было закончено, мать рассказала соседям, пришедшим ее утешить, как сильно она горевала. Мать объяснила соседям: "Она убила меня до того, как я убила ее, это был единственный выход спасти честь семьи". После убийства девочки о ней была стерта всякая память. Её фотографии были сожжены. Ванная комната, в которой девочка была изнасилована и убита, была превращена в склад.

Статистика

Возможен ли мир?

Мир без Израиля, или Израиль без мира
А.Майстровой

Почти полвека Израиль ведет спор о мире с... самим собой, забывая, что у противоположной стороны также есть свое мнение на этот счет и его нужно по крайней мере учитывать.

«Мы с пеной у рта спорим, что делать с территориями. Присоединять или не присоединять, считать их оккупированными или освобожденными - так, словно от нас, и только от нас зависит, будет мир или его не будет... Однако яблоко раздора между нами и арабами - не территории. К территориям этот конфликт не имеет отношения. Он сводится к одному ключевому вопросу: мы хотим жить в своем государстве на этой земле, в то время как арабы отказываются признавать за нами право на такое государство, вне зависимости, на какой территории оно будет расположено».

Эти слова произнесены не сегодня и не в штаб-квартире Ликуда или НДИ. Они были сказаны на съезде партии МАПАЙ в 1969 году Голдой Меир. В то время еще не было ни поселений, ни формулы «два государства для двух народов», ни собственно палестинского народа, миф о котором только создавался арабской и еврейской интеллигенцией. Еще только начинала свою кровавую одиссею ООП, а мечта об исламской Палестине была утопией горстки маргиналов. Однако уже тогда, всего спустя два года после победоносной Шестидневной войны, Израиль разделился на два непримиримых лагеря. Одни заявляли, что Израиль должен во имя справедливости и мира отказаться от оккупации, другие, не менее страстно, - что это великодушие не будет ни понято, ни принято, ибо арабы и дальше будут пытаться смести Израиль с лица земли. Это был спор не между левыми и правыми, а между реалистами и идеалистами. Сегодня, с высоты наших дней, мы должны признать: идеалисты оказались победителями. Представление, что «мы виноваты», что от нас, и только от нас зависит мир, прочно укоренилось в умах национальной интеллигенции и политической элиты - в том числе и в правом лагере.

Голда Меир, возглавлявшая, социал-демократическую партию МАПАЙ, была реалисткой. Как реалистом был и Бен-Гурион, заявивший на заседании правительства в июне 1948 года: «Война есть война. Ее начали не мы, а они. Должны ли мы допустить возвращение врага назад, чтобы он снова мог начать войну против нас? Они проиграли и бежали, и я буду против их возвращения и после войны».

Однако безоглядное стремление к миру - эта странная, вывернутая наизнанку мессианская мечта о времени, когда «ягненок будет лежать возле льва, и лев не станет вредить ему», помноженная на нелепый комплекс вины и непол-ноценности, - оказалось сильнее реальности. Годами Израиль добивался мира, вопрошая есть ли у него «партнер», как это сделал Эхуд Барак в начале второй интифады, и отказываясь признавать горькую истину - у него не было, нет и в обозримом будущем не предвидится партнеров.

Абсурдность ситуации в том, что палестинцы не обсуж-дают, нужен ли им мир с Израилем. Они никогда не обсуждали это. С самого начала им было априори очевидно, что понятия «мир» и «Израиль» несовместимы. Мир может быть только без Израиля, пока есть Израиль - нет места миру.

В палестинской политике не было и нет разделения на «сторонников мира» и «противников мира», и даже если Амос Оз пошлет все свои труды с сентиментальными посвящениями Маруану Баргути, это ни на йоту не приблизит мир.

Поразительно, впрочем, не это. Поразительно, сколь устойчив оказался миф, несмотря на убедительную откровенность арабов. В 1977 году, например, член руководства ООП Захир Мухсейн признался в интервью голландской газете Trouw: «Палестинский народ не существует. Создание палестинского государства - только инструмент в борьбе против Государства Израиль во имя арабского единства. Нет никакого различия между иорданцами, сирийцами, палестинцами и ливанцами... Как палестинец, я могу без тени сомнения требовать нашего возвращения в Хайфу, Яф-фо, Беэр-Шеву и Иерусалим». (И именно это и пообещал Арафат уже после Норвежских соглашений.)

В интервью известной итальянской журналистке Ориане Фаллачи Ясер Арафат сказал в" 1970 году: «Вопрос границ для нас не представляет интереса... С арабской точки зрения речь не идет о границах. Палестина - это всего лишь капля в огромном арабском океане от Атлантики до Красного моря. ООП ведет борьбу от имени панарабизма».

В 2002 году Шимон Перес назвал принятие поправки к Хартии ООП «одним из наиболее значительных событий в истории Израиля». Кого он пытался обмануть: самого себя или свой народ? «Палестинская Хартия не изменена», - сразу же после этого отреагировал Фарук Каддуми. Действительно, поправка к Хартии нигде и никогда не публиковалась. «Были публикации о решении внести эту поправку. Но текстов или параграфов, которые должны были заменить существующие или изменить их, нет», - признал экс-директор отдела по международным парламентским вопросам в палестинском законодательном совете Зухейр Сандук в 2002 году.
«Мы можем временно отступить или одержать тактическую победу. Неважно. Наши взоры устремлены в будущее, к нашей стратегической цели, имя которой - Палестина от реки до моря. Что бы мы ни получили сейчас, это не заставит нас забыть свою высшую цель». Эти слова принадлежат не Исмаилу Хание или Халеду Машалю, а одному из палестинских «голубей», любимцу израильских СМИ и миротворцев - Фейсалу Хуссейни, бывшему «министру» Арафата по делам Иерусалима и участнику мирных переговоров.

То, что сегодня Абу-Мазен и его сподвижники не только отказываются признавать еврейский характер Израиля, но вообще стремятся уничтожить всякую связь между евреями и этим государством, не должно удивлять. Это - ключевая и долгосрочная цель панарабского проекта под названием «Палестина». В земле, где все святыни - от могил праотцев и праматери Рахели в Хевроне до Стены плача - были созданы арабами и принадлежат арабам, где не было ни храмов, ни еврейских царств, где палестинцы - наследники древних филистимлян, нет и не может быть места чужеродному образованию. Тем более государству несуществующего народа - ибо евреи, с точки зрения арабов, народ несуществующий.

Арабы не против договоров, если договоры позволяют им приблизиться к заветной цели. Это принципиальная концепция ислама, и она многократно озвучивалась идеологами джихада.

Великий кади Иордании шейх Абдалла Гошах в свое время так определил стратегию мусульман: «Мусульмане имеют полную свободу действий в отношении врага, против которого ведется джихад. Они обладают полным правом разорвать соглашение со своим врагом. Высокомерие и обман осуждаются, но разрешены во время войны с неверными».

Сирийский муфтий Мухаммед Азах Дарваз уточнил эту концепцию: «Коран позволяет заключать мирные соглашения с теми, кто имеет свою страну и свою землю. Но евреи в Палестине - наши враги, у которых нет ни земли, ни государства. Поэтому соглашение с ними не имеет никакой силы».

Проблема не в палестинцах и не в арабах вообще. Это их мировоззрение, и они его не скрывают. Проблема внутри Израиля, в нежелании иметь дело с реальностью, в стремлении подменить реальность мифом. Миф позволяет чувствовать себя комфортнее, он оставляет место надежде там, где на сегодняшний день ее нет. Но путь к утопии ведет в пропасть.

«Тот, кто говорит, будто можно прийти к миру с палестинцами в ближайшие годы, обманывается сам и обманывает других, - сказал Авигдор Либерман на третьем съезде сотрудников МИДа в Иерусалиме, ково положение дел на сегодняшний день, и оно останется неизменным в ближайшее десятилетие».

Здесь нет места для трагизма. Признание реалий не означает тотальной войны. Так же как и песнопения и заклинания о мире не означают мира. Израиль не первое и не последнее государство, сталкивающееся с проблемой неразрешимости конфликта. Наличие конфликта само по себе не фатально - фатально бегство от действительности и утверждения, что конфликт можно урегулировать за год, если выполнить ультиматум противной стороны.

«Всем должно быть абсолютно ясно: усилия палестинцев направлены не на достижение мира, а на создание «фактов на местности» и последующей интернационализации конфликта. Они стремятся не к прямым переговорам, а к переговорам в рамках международных организаций и форумов, где надеются заручиться поддержкой большинства стран», - указал глава МИДа.

Израиль должен, по его словам, основывать стратегию на концепции не «окончательного урегулирования конфликта», а «регулирования конфликтом»: «Нам нужно признать реалии и выработать курс, который наилучшим образом позволит достичь стабильности, сотрудничества с палестинцами как в сфере безопасности, так и в области экономики».

«Болезненные уступки», о которых так любят говорить Эхуд Барак и Ципи Ливни, не приносят ничего, кроме требований новых уступок, - и кому, как не им, знать об этом из своего печального опыта. Они станут оправданными лишь тогда, как сказала Голда Меир, когда «своих детей они научатся любить больше, чем ненавидеть наших»...

29.12.2011 Вести


счетчик посещений

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Архив записей

Форма входа

Любопытно

Почему в Японии нет проблем с мусульманами?
Япония удивительная страна, хранящая свои традиции и устои. Для этого они применяют все возможные правовые и социальные формы борьбы с распространением чужеродных для них религий. Никто и никогда, наверно, не читал в интернете или газете, что какой-то Арабский шейх посетил Японию. Попытайтесь вспомнить... Ладно, не пытайтесь. Не было такого. А вот почему:
1. Мусульманин никогда не получит в Японии гражданства. Япония - единственная страна, которая не выдает мусульманам гражданство. Спорить не получится. Закон есть закон.
2. Мусульмане не имеют права продолжительно находится на территории Японии.
3. Попытка распространения ислама - уголовное преступление. За это можно сесть в тюрьму и надолго.
4. В Японии нет ни одной школы, где преподают арабский язык.
5. Коран - запрещенная книга. Импортировать её нельзя. Доступна только "адаптированная" версия на японском.
6. Соблюдение обрядов разрешено только в закрытых помещениях. В случае, если ритуалы увидят обычные японцы, мусульманину грозит тюрьма.
7. Разговаривать на арабском строго запрещено.
8. У Японии практически нет ни одного посольства в арабских странах.
9. Ислам в Японии исповедует 0.00% японцев.
10. Приехавшие на работу в Японию мусульманин имеет право работать ТОЛЬКО в иностранных компания. Т.е. японские компании не принимают на работу людей исповедующих ислам.
11. Визы в Японию мусульманам дают очень редко. Даже знаменитые врачи, ученые исповедующие ислам не могут получить визу в Японию.
12. В трудовых договорах часто прописано, что работодатель без объяснений имеет право уволить сотрудника, если узнает о его исламской вере.
13. Мусульманам запрещено арендовать дома в Японии, не говоря уже о покупке в собственность.
14. Переводом технической документации с японского для арабских заказчиков занимаются НЕяпонские компании.
15. К мусульманам относятся как к изгоям. Если кто-то в районе - мусульманин к нему вся округа будет относится как к преступнику.
16. Об открытии исламских школ даже не может идти речь.
17. Япония не приемлет законы Шариата.
18. Японка уличенная в связи с мусульманином становится изгоем общества.

Block title

Block content

Block title

Block content
ЗДЕСЬ МОЖНО СКАЧАТЬ ИНТЕРЕСНЫЕ КНИГИ
* * *

А также публикуем документальную книгу об истории и причинах ближевосточного конфликта
   БЛОГ     
СТАРАЯ КНИГА
Адриани Реланди.
Палестина: 1695 год.

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Дней с момента регистрации - free counters
    Besucherzahler meet and marry russian women
    счетчик посещений